РуEn

+7 (812) 600-50-91

Рынок бытовой электроники захватывают псевдопроизводители

30 мая 2017

В России за последний год произошел скачок объемов псевдопроизводства иностранной бытовой электроники. Под видом комплектующих предприятия ввозят практически полностью собранные изделия, к которым на российских площадках остается только прикрутить крышку, утверждает генеральный директор TPV CIS (российский завод китайского контрактного производителя электроники TPV Group, производящий ЖК-телевизоры и мониторы) Блажей Бернард Райсс. Катализатором этой ситуации стала, в том числе, отмена особых правил для ОЭЗ в Калининграде.

Как рассказал топ-менеджер в беседе с РБК Петербург, общая причина происходящего — отсутствие четких требований к локализации электроники, аналогичных тем, которые действуют в автопроме.

ПРИКРУТИЛИ КРЫШКУ
 

— У индустрии, которую вы представляете, есть потенциал для локализации?

— Сложно говорить обо всей индустрии, но, думаю, Россия к этому готова. У нас есть неплохая производственная база, которая была нацелена на оборонный комплекс — и с точки зрения мощностей, она перспективна. Целый ряд предприятий ОПК недозагружены и проявляют интерес к тому, чтобы принять участие в локализации — стать подрядчиками таких предприятий, как наше. Но чтобы решиться на серьезные шаги, предприятия должны увидеть долгосрочную линию поведения государства в этой области — утвержденную линию, закрепленную в официальных программных документах.

— Много компаний, собирающих электронику в России, сейчас занимаются глубокой переработкой?

— Сейчас мало что по-настоящему производится в России. В основном компании закупают полусобранные комплекты в Китае, привозят сюда в контейнерах и прикручивают здесь крышки, изображая производство. Это серьезная проблема, потому что количество таких компаний растет, и конкурировать с ними становится все сложнее. Они ничего не тратят, мы же постоянно вкладываемся в автоматизацию, в создание софта, в обучение людей, в тестирование, в логистику и т.д. Ограничение деятельности таких спекулянтов, собирающих готовые комплекты в гараже, помогло бы тем, кто действительно занимается локализацией, и увеличило бы объем добавленной стоимости, которая формируется в России.

При определенной поддержке со стороны государства, мы сами готовы вкладывать средства в углубление переработки и поддержку реальных инвесторов.

— Кто эти спекулянты?

— Например, часть предприятий, размещенных в Калининградской области. Раньше калининградские компании тоже двигались в сторону углубления производства, но поскольку в апреле 2016 года Калининград потерял статус особой экономической зоны, смысл в поверхностной сборке плат для получения сертификата особой экономической зоны был потерян. Вся история со сборкой электронных блоков тут же умерла. Поэтому бизнесмены решили пойти по самому простому пути — уменьшить затраты и зарабатывать на «купи-продай».

ОБОРОННЫЕ ТЕЛЕВИЗОРЫ

— Какие шаги нужно предпринять для локализации?

— Нужно официально заявить: если ты хочешь реально производить, ты должен быть готовым вкладываться в разработки, в увеличение добавленной стоимости здесь. При этом есть сборка, производство электронных блоков, которое позволяет притянуть 5–10% добавленной стоимости (вдвое больше, чем сейчас). Такая мера позволила бы создать достаточно весомый новый кусок индустрии. Причем локализация сборки блоков не повлияет на конечную цену продукта на рынке, а позволит перевести все затраты в базовую стоимость. Затем можно говорить о сборке панелей и т. д. Этот путь надо проходить шаг за шагом. Для этого мы и хотим предложить правительству ввести четкие и понятные правила локализации электроники в России.

— Какие дополнительные деньги эти меры дадут России?

— По нашим оценкам, только сами работы по монтажу платы дадут порядка 25 млн долларов дополнительного годового оборота компаний. И это только 3-5% от ее стоимости. Еще несколько сот миллионов долларов оборота дадут компоненты для платы. Это в масштабах страны. Это не очень много, но это движение в нужную сторону. Прибавим сюда еще инвестиции, пошлины, налоги, рабочие места, загрузку заводов оборонного блока — все это весомые позитивные эффекты для экономики.

— Вы считаете, что малозагруженные оборонные заводы могли бы заняться сборкой блоков?

— Да. У них все для этого есть. Некоторые оборонные завод к нам, кстати, уже обращались с предложением производить на их мощностях электронные блоки. Конечно, им придется помочь во внедрении процессов, которые требуются для работы по подряду международных компаний, но это вполне возможно, если будут четкие правила игры в отношении локализации. Думаю, на первом этапе мы пойдем именно по этому пути — если, конечно, найдем достойного партнера.

— Какие инвестиции вам нужны?

— На первом этапе, чтобы обеспечить в России производство блоков под наши текущие объемы сборки, нам нужно инвестировать примерно 3 млн евро. Это небольшие инвестиции — их могут себе позволить даже многие локальные производители. И я считаю, что за такое положение вещей нужно побороться. Если брать тот же Калининград, то объем дополнительных инвестиций по всем местным заводам может достичь 25–30 млн евро. Это был бы серьезный и безболезненный шаг в сторону импортозамещения в региональной экономике.

«МЫ РЕШИЛИ НЕ ЖДАТЬ»

— До какой степени можно углубить локализацию электроники в РФ?

— Мы разработали график, в котором расписано, сколько времени нужно на каждый из этапов локализации. В нем учтен опыт Китая.

— Можно ли наладить в России производство компонентной базы для электронной промышленности?

— Я достаточно скептически к этому отношусь. Для того чтобы оправдать затраты по производству компонентной базы электроники, нужны слишком серьезные ресурсы, технологии, масштабы. Производство электронных компонентов работает в непрерывном цикле, круглосуточно; его остановка стоит дороже, чем запуск. Чтобы оправдать этот режим производства, нужно иметь постоянные заказы на миллионы штук в месяц. В перспективе ближайших 50 лет на территории России такого объема потребности точно не будет — это удел глобального поставщика, который снабжает весь мир. Уникальные компоненты могут производиться в России, но их массовый выпуск — нереалистичная задача. Поэтому надо разумно подходить к локализации.

К тому же, надо объективно оценивать технологические возможности промышленности — мы постоянно говорим о том, что надо возобновлять производство всего, что выпускалось в СССР, но пока даже не можем качественно собрать плату.

— А можно ли будет производить со временем полностью российскую электронику?

— Вы имеете в виду собственные марки телевизоров? А нужно ли ставить такие цели? Масштаб производства в этой отрасли решает все. Создание российского компьютера, процессора, телевизора, кроме как для целей пиара, бессмысленно. Если не делать продукт уникальным, российский рынок не в состоянии отработать его.

— Сборочные производства — способствуют ли они технологическому развитию страны? Ведь вся разработка изделия происходит за рубежом?

— Чтобы говорить об инновациях, надо сначала создать базу. Без качественной технологичной производственной базы промышленные инновации рождаться не будут. А те инновации, которые мы видим сегодня в России, либо сосредоточены в оборонном комплексе, либо пришли из-за рубежа.

Пока мы можем сделать несколько вещей — перетянуть к себе часть сборки (до 30% в зависимости от сложности) и работать над локализацией ПО. У телевизора стандартная платформа, и на данный момент основной двигатель продаж — это Smart TV, контент. Мы сейчас видим возможность работать в этом направлении с российскими поставщиками.


Полную версию интервью читайте в  спецпроекте РБК+.
И к другим новостям

Резюме