РуEn

+7 (812) 600-50-91

Заводить или не заводиться

19 октября 2016

В 2009 г. Игорь Щеголев, бывший тогда министром связи и массовых коммуникаций, провел встречу с руководителями российских представительств иностранных производителей компьютеров и телекоммуникационного оборудования (участие принимали Acer, AMD, Avaya, Cisco Systems, Dell, Fujitsu Siemens Computers, Hewlett-Packard, Huawei, Intel, Lenovo, Motorola и Nortell), в ходе которой заявил, что правительство РФ собирается активно поддерживать тех, кто будет открывать производство в России. 

Сообщалось, что потенциальные льготы могут быть предоставлены даже на этапе строительства обычной сборочной линии в том случае, «если вендор пообещает, что через два-три года производимое на ней оборудование будет содержать часть российских комплектующих».

А в качестве удачного примера подобного сотрудничества приводилась автомобильная отрасль, где вполне успешно производят иностранные марки на российских заводах.

Впрочем, топ-менеджеры компаний ИТ-отрасли отнеслись к предложению настороженно, прекрасно понимая все сложности и трезво оценивая преимущества, которые они, возможно, получат. Хотя в комментариях они отмечали, что эта тема, конечно, важная и вполне заслуживает обсуждения.

Интересно, что в тот момент количество ИТ-вендоров, открывающих производства в России, действительно начало расти.

В 2004 г. Fujitsu Siemens Computers официально объявила о начале серийного производства ПК на зеленоградском заводе "Квант". А в 2006 г. линейка оборудования вендора пополнилась ЖК-мониторами. 

В 2006 г. компания LG Electronics открыла завод в поселке Дорохово (Рузский район, Московская обл.). В 2009 г. завод состоял из четырех корпусов, в одном из которых выпускали жидкокристаллические и плазменные телевизоры, а также домашние кинотеатры и компьютерные мониторы, а во втором — крупную бытовую технику (холодильники и стиральные машины). Еще в двух корпусах располагались компании, изготавливающие комплектующие. 

Сегодня на заводе LG, достаточно успешном, по словам ее представителей, производят в основном бытовую технику: стиральные машины, холодильники и телевизоры.

В 2008 г. в Калужской области открыла свой завод компания Samsung Electronics. Объем инвестиций в предприятие составил более 250 млн. долл., в ассортимент производимой продукции входили LED- и плазменные телевизоры, мониторы, а также стиральные машины. Сегодня заводской комплекс располагает мощностями, на которых собирается готовая продукция, имеется цех производства печатных плат и микросхем, а также цеха термопластового литья. Общая площадь производственных цехов достигает 40,6 тыс. м2.

В этом же году в Казани начал работу завод Schneider Electric, на нем изготавливались распределительные устройства низкого и среднего напряжения. На сегодняшний день у Schneider Electric в России уже шесть заводов, на которых работают 12 тыс. сотрудников. Инвестиции в российскую экономику за последние пять лет составили около 1 млрд. долл. В компании уверяют, что около 60% продаж Schneider Electric в нашей стране приходится на изделия российских заводов. В первую очередь это электротехническая продукция. Часть систем, которые используются при строительстве дата-центров, сделаны в России, например оборудование среднего напряжения (ячейки), низковольтные шкафы, электроустановочные изделия.

В 2010 г. компания Cisco Systems объявила о планах инвестировать в развитие предпринимательства и инновационных технологий в России 1 млрд. долл. А уже в 2011 г. в Зеленограде состоялся официальный запуск производства главного электронного узла для первого продукта Cisco — инновационного аппаратного VPN-модуля. В октябре 2011 г. компания объявила о следующем этапе локализации выпуска своего оборудования в России: в Твери на базе глобального контрактного производителя Jabil Circuit, Inc. стали выпускаться цифровые телевизионные приставки Cisco, предназначенные для передачи видеоконтента и новых телевизионных услуг по сетям IPTV. 

В 2010 г. начало работу совместное предприятие по выпуску ПК в Шушарах близ Санкт-Петербурга компании HP и Foxconn. Завод поставлял на российский рынок потребительские и коммерческие настольные ПК серий Compaq, HP и HP Pro. Совокупный объем инвестиций в проект составил 50 млн. долл., а производственная мощность завода оценивалась в 480 тыс. моноблоков.

Первый российский завод китайского контрактного производителя электроники TPV Group, специализирующегося на разработке, производстве и постпродажном обслуживании дисплеев, мониторов, ЖК-телевизоров и ЖК-панелей широкого спектра применения, был открыт в Санкт-Петербурге в 2011 г. Завод расположен там же, в Шушарах. Первая отгрузка продукции состоялась в апреле 2011 г., а уже в декабре 2012 г. был произведен миллионный ТВ Philips. Предприятие обладает исключительным правом на производство и продажу телевизоров под этой торговой маркой. К 2015 г. заводом TPV CIS освоена сборка продукции брендов: Philips, AOC, Sony, Sharp, Panasonic, Infomir. Для этого производителя подобная практика не является исключением: всего в структуре группы TPV более 10 заводов в разных странах.

В апреле 2012 г. в Рязани собственное производство по выпуску межсетевых экранов, сертифицированное в соответствии с требованиями ГОСТ Р ИСО 9001-2008 (ISO 9001:2008), общей площадью более 1,7 тыс. м2 открыла компания D-Link. 

О своих планах запустить производство в России говорили в 2014 г. и представители компании Huawei. 

В последние несколько лет ситуация стала меняться. И не в лучшую сторону.

Проект Fujitsu Siemens Computers просуществовал совсем недолго, и сегодня менеджеры российского представительства Fujitsu предпочитают не комментировать ситуацию.

В 2015 г. совместный проект Hewlett-Packard и компании Foxconn прекратил существование. Сообщалось, что производство передислоцировано на чешскую площадку HP и что причиной этого стал обвал спроса на компьютеры. К тому же предприятию так и не удалось выйти на проектную мощность, а себестоимость моноблоков оказалась значительно выше азиатской. Еще одним фактором, заставившим HP принять такое решение, стало вступление России в ВТО, обнулившее таможенные пошлины на ввозимые в страну компьютеры.

Планы Huawei, как и еще некоторых иностранных компаний, пока так и остались планами.

Сегодняшняя экономическая и социально-политическая ситуация оптимизма не прибавляет. Будут ли иностранные ИТ-компании открывать новые заводы в России или предпочтут этого не делать, покажет время. Однако опыт и мотивация тех, кто продолжает развивать производство на российских просторах, несомненно, интересны и важны. Предоставляем им слово.

Мотивация

«Несмотря на спад экономики, наша компания продолжает инвестировать в развитие локализации в России, — рассказывает вице-президент по стратегии и развитию бизнеса компании Schneider Electric в России и СНГ Армен Бадалов. — В этом году мы запустили новую линию на заводе в Екатеринбурге, начали строить завод по производству трансформаторов в Самаре на базе нашего предприятия „Самарский электрощит“, осенью планируем открыть инженерный и производственный центр в технополисе „Москва“. В июне на ПМЭФ мы заключили соглашение о намерениях по реализации инвестиционного проекта с Ленинградской областью. Schneider Electric планирует инвестировать более 750 млн. руб. в строительство в этом регионе второй очереди завода „ЭлектроМоноблок“ в поселке Коммунар».

Schneider Electric в России рассматривает возможность для локализации ряда решений, находясь в тесном контакте с клиентами и профильными министерствами, ответственными за программу импортозамещения. При этом в компании прекрасно понимают: локализация — процесс непростой. «Мы выпускаем высокотехнологичное оборудование, и налаживание локального производства — вопрос не одного года, — поясняет Армен Бадалов. — Кроме того, локализация может выполняться в разном объеме: от частичной до полной. В каком объеме и на какие товарные позиции она будет распространяться — это должно быть взвешенное бизнес-решение. Также у нас в планах открыть центр НИОКР в „Сколково“, который будет заниматься локализацией программного обеспечения и, в частности, разработкой систем диспетчеризации, управления и контроля для энергетики и нефтегазовой промышленности».

В компании D-Link, по словам главы представительства в России Сергея Васюка, изначально, еще в момент выхода на российский рынок, рассматривали возможность размещения в России собственных производственных мощностей. «Было очевидно, что быстро развивающийся ИТ-рынок имеет свою уникальную специфику, и чтобы стать здесь серьезным, влиятельным игроком, необходимо быстро реагировать на требования его участников, а лучше всего действовать на опережение, — отмечает он. — Компания сделала акцент на разработке и производстве продукции с передовыми техническими характеристиками, максимально отвечающей требованиям российских заказчиков как из госсектора, так и из сегмента телекоммуникаций. В сочетании с разветвленной сетью собственных сервисных подразделений — а их на текущий момент более 40 по всей территории России — и налаженной технической поддержкой наличие собственной производственной базы позволяет нам обеспечивать поставки продукции самому широкому спектру государственных (в том числе силовым структурам) и корпоративных заказчиков».

Сегодня компания располагает производственными мощностями в Рязани, где в заводских условиях ведется выпуск сертифицированной ФСТЭК продукции, осуществляется сборка и кастомизация оборудования под требования клиентов, выполняется его гарантийное и послегарантийное обслуживание. Несколько лет назад начал работу российский центр исследований и разработок D-Link, специализирующийся на разработке ПО для перспективного телекоммуникационного оборудования. Сергей Васюк подчеркивает: «В планах — запуск собственных полноценных производственных линий, благо имеющиеся ресурсы это позволяют».

Приступая к созданию производства в России, Cisco Systems руководствовалась «одной из стратегических задач вендора в нашей стране — всестороннее содействие модернизации и инновационному развитию российской экономики».

«В современной экономике изменились требования, которые должны, в идеале, способствовать привлечению иностранных инвестиций для создания собственных производств на территории России, — уверяет менеджер Cisco Systems по развитию локального производства Марина Плишон. — Пришло время, когда наличие локального производства стало играть роль конкурентного преимущества. Чем ближе производство к рынку сбыта, тем проще соответствовать специфике рынка этой страны. И если иностранная компания хочет долгосрочного сотрудничества и претендует на лидерство в своей отрасли, без собственного производства уже не обойтись».

В компании Samsung Electronics считают, что развитие локальных производств важно для любого глобального производителя. Россия — один из приоритетных для корпорации рынков. «Открытие в 2008 г. завода Samsung в Калужской области в индустриальном парке „Ворсино“ стало важным шагом для развития бизнеса компании в России. Сегодня на заводе производится 100% продаваемых в России телевизоров Samsung. Кроме того, тут выпускаются мониторы и стиральные машины бренда. Локальное производство соответствует мировым стандартам индустрии, а также стандартам качества продукции компании», — подчеркивают в пресс-службе компании.

«Петербургский завод TPV CIS в последние годы стабильно входит в тройку лидеров по показателям эффективности бизнеса, контроля над затратами, складскими остатками, управления логистическими процессами, — рассказывает генеральный директор TPV CIS Блажей Бернард Райсс. — До Петербурга я несколько лет работал на заводе дочерней компании группы „Эльдорадо“ в Калининграде и могу рассказать, как принималось решение о строительстве завода TPV CIS в Санкт-Петербурге, как бы „со стороны“. Мы тогда сотрудничали с такими известными брендами, как Sony, Panasonic, Philips, активно развивали бизнес в рамках особой экономической зоны. Но помимо того, что сама по себе зона должна была существовать только до начала 2017 г., в схеме ее функционирования определенные моменты создавали для зарубежных игроков существенные финансовые риски. В итоге компания Philips, которая уже активно работала в то время с группой TPV, начала искать новые производственные решения, которые бы сделали бизнес более устойчивым и прозрачным. Мы провели всесторонний анализ российского рынка, изучили инвестиционную привлекательность регионов. Добавленная стоимость при отверточной сборке в электронной промышленности составляет 3–5%. Все остальное — затраты на материалы и логистику. Поэтому мы изначально понимали, что строительство завода где-нибудь в глубинке, может, и позволило бы сэкономить на стоимости, например, рабочей силы, но при этом увеличило бы расходы на логистику и HR».

В результате всех исследований TPV CIS выбрала для своего российского завода «наиболее интересный и сбалансированный во всех отношениях вариант» — Санкт-Петербург. Кроме того, китайские инвесторы оценили готовность городских властей к открытому диалогу с крупными международными игроками.

Блажей Бернард Райсс считает, что серьезное влияние на принятие решений иностранных компаний о размещении производств в России сейчас оказывают требования федеральных законов, прежде всего новых, регламентирующих госзакупки.

Правильный выбор

За принципиальным решением открыть завод в новой стране, как правило, следует большая работа, связанная с поиском оптимального места и подбором руководства.

Выбирая регион для размещения производства в России, Samsung Electronics учитывала такие факторы, как географическое положение, удобная логистика, близость к поставщикам сырья и др. В компании уверяют: именно благодаря выгодному географическому расположению Калужской области завод Samsung стал крупным логистическим хабом, и в том числе поэтому он стратегически важен для компании. Здесь расположен SRDC — главный складской центр всей продукции Samsung, импортируемой в Россию. К тому же завод в Калужской области сегодня не только обеспечивает потребности российских потребителей, но и экспортирует продукцию в соседние страны.

«Выгодное логистическое расположение Калужской области и развивающаяся мультимодальная транспортно-складская инфраструктура позволяют рассматривать область как перспективную базу для развития проектов в сфере логистики, — отмечают в пресс-службе российского офиса Samsung Electronics. — В ноябре 2015 г. компания Samsung выступила инициатором проекта „Нового Шелкового пути“ — транспортной магистрали, которая через территорию России связала Северо-Восточную Азию с потребителями и партнерами в Европе. В рамках проекта осуществляется перевозка грузов из Северо-Восточного Китая и Южной Кореи через порт Далянь по Китайско-Восточной железной дороге и Транссибирской магистрали. Маршрут позволяет быстрее доставлять готовую продукцию для конечных потребителей (примерно в пять раз быстрее, чем традиционным маршрутом — по морю), а также комплектующие и материалы для производственных предприятий на территорию России и Европейского Союза. Этот проект также позволил оптимизировать производственные процессы, снизив логистические издержки. Что касается руководящих кадров, то они подбираются таким образом, чтобы опыт и экспертиза в области производства способствовали дальнейшему развитию и увеличению производительности завода Samsung Electronics в России».

При выборе Рязани в качестве центра собственной производственно-логистической базы компания D-Link учитывала удобное географическое положение, развитую транспортную инфраструктуру, низкие, по сравнению с Москвой, показатели OPEX, наличие подготовленных кадров.

«Одновременно с запуском производства компания на базе местных учебных заведений начала целый ряд программ целевой подготовки специалистов, которые позволили решить проблему комплектования кадрами центра исследований и разработок, — рассказывает Сергей Васюк. — Считаем также необходимым отметить поддержку усилий компании на всех стадиях проекта со стороны администрации Рязанской области».

В Cisco Systems, выбирая регион, руководствовались такими критериями, как удаленность от Москвы, развитый транспортный узел, высокий уровень индекса производства (это значительно упрощает поиск квалифицированных кадров). Марина Плишон подчеркивает: все руководящие кадры, как правило, начинают свою карьеру с невысоких позиций на заводе и далее постепенно продвигаются выше.

«Стоит отметить, что обучение и повышение квалификации персонала можно считать ключевыми элементами развития производства. Иностранные компании, как правило, привлекают сотрудников со знанием иностранных языков, что еще больше усложняет задачу поиска руководящих кадров. Мы предлагаем своим работникам бесплатные курсы английского языка, это существенно повышает уровень квалификации, так как вся конструкторская документация, необходимая для производства товара, нерусскоязычная», — отмечает менеджер Cisco Systems по развитию локального производства.

Необходимо и достаточно

Одним из ключевых вопросов любого предприятия, несомненно, остается рентабельность. Однако мотивации компаний, открывающих производства в России, гораздо сложнее и преследуют не только (а иногда и не столько) экономические, но и политические, социальные и другие цели.

По мнению Марины Плишон, однозначно ответить на вопрос о рентабельности локального производства нельзя.

Все зависит от объема производства, прогнозируемого спроса, а также от вида продукции и отрасли применения.

«Российский рынок обладает огромным потенциалом, поэтому можно рассматривать запуск производства как вынужденную, необходимую для развития бизнеса меру», — говорит Марина Плишон.

В компании D-Link уверяют, что решение об открытии завода было правильным во всех отношениях.

«Развитие собственного производства было естественным этапом работы компании в России, — подчеркивает Сергей Васюк. — Мы открывали его в сравнительно „благополучном“ 2012 г., когда условия были существенно более комфортные, чем сейчас. Для нас это было шагом, необходимым для выхода бизнеса D-Link в России на качественно новый уровень, позволяющий на более высоком уровне работать с госсектором, телекомом и корпоративными клиентами. В свете текущих реалий можно констатировать, что это было сделано весьма своевременно. О рентабельности говорят следующие данные: в целом в строительство производственно-складского комплекса вместе с центром исследований и разработок D-Link в Рязани было вложено более 10 млн. долл. Оборот D-Link в России в 2015 г. составил 5,4 млрд. руб., а в этом — приближается к 7 млрд. руб. Если в 2012 г. в штате рязанского офиса было 40 сотрудников, то в 2016 г. в нашей команде трудятся уже более 180 специалистов. Ввод в 2016 г. нового административного здания и дополнительных складских площадей лучше всего свидетельствует о правильности принятых в свое время решений по запуску собственных производственно-логистических мощностей в России».

Открытие завода Samsung помогло компании решить сразу несколько вопросов, связанных с развитием бренда в России.

Во-первых, была удачно решена проблема локализации.

«Одной из важных особенностей завода является и то, что комплектующие и сырье на него поставляются в том числе и российскими партнерами. В результате на нем развиваются процессы локализации производства, — рассказывают в пресс-службе компании. — Так, к середине декабря 2015 г. благодаря поставкам сырья и комплектующих локальными партнерами завода более 50% всех стиральных машин стало производиться локально. И в дальнейшем компания планирует продолжить двигаться в этом направлении». Во-вторых, завод Samsung играет, по уверениям руководства компании, «важную социальную роль в регионе, пополняя бюджет Калужской области за счет налоговых отчислений и обеспечивая работой 1240 жителей области». А также «использует инновации и технологии для развития проектов и программ корпоративной социальной ответственности».

«Рентабельность производства зависит от нескольких факторов. Наиболее значимым среди них можно считать уровень спроса на производимую продукцию, — подчеркивают в компании. — Samsung занимает на российском рынке уверенную позицию, доля компании в целом растет. В частности, сильна позиция Samsung в премиальном сегменте: по состоянию на июнь 2016 г. компания является лидером рынка смартфонов в денежном выражении, а по итогам 2015 г. и первого полугодия 2016 г. удерживает лидерство на рынке ТВ в денежном выражении. В связи с высоким спросом на продукцию Samsung в России завод в Калуге играет для компании важную роль в росте локального бизнеса».

«В России производство электронной продукции государством „не поддерживается“. Мы находимся в неконкурентных условиях в сравнении с другими странами Европы, — не скрывает Блажей Бернард Райсс. — Очень часто таможенные пошлины на готовые электронные изделия ниже, чем на компоненты. Это сразу ставит крест на производстве. До момента вступления России во Всемирную торговую организацию (ВТО) многие ритейлеры лоббировали снижение пошлин на ввоз готовой электронной продукции, чтобы уменьшить как стоимость изделий, так и размер выплат по налогу на добавленную стоимость. Размещение производства в России дает небольшой выигрыш в деньгах с точки зрения экономики, но он не настолько очевиден. Поэтому в местной электронной промышленности большую долю занимают небольшие компании, которые выпускают либо опытные партии продукции, либо под специальные заказы. Глобальных масштабных игроков мало. Пока государство не поймет, что нужно вводить заградительные пошлины на готовые изделия, как, например, в Бразилии и Китае, снижать тарифы на ввоз компонентов, в Россию будет сложно завлечь больших игроков: объемы, при неоднозначной экономике, недостаточны для того, чтобы оправдать инвестиции и локализацию. Это, к слову, касается не только электронной промышленности, но и других отраслей. Требуется правильное таможенное регулирование, борьба с серыми схемами импорта, занижением стоимости ввозимого товара».

Проблемы

Так какие проблемы можно решить, открыв в России производство? И с какими, напротив, столкнуться?

По оценкам Марины Плишон, локальное производство существенно сокращает время доставки оборудования, упрощает процедуру доставки, позволяет избежать временных и финансовых затрат на ввоз и сертификацию продукции, обеспечивает конкурентоспособные цены.

«На сегодня при проведении государственных закупок отдается приоритет промышленной продукции, произведенной на территории РФ, перед иностранными товарами, такое преимущество также сложно переоценить, — считает Плишон. — Существуют для компаний и объективные сложности, связанные с поиском локальных поставщиков, чья продукция соответствовала бы международным стандартам качества. Сказывается нехватка квалифицированных кадров, особенно в регионах. Открывая собственное производство, мы проводили длительное обучение персонала, привлекая зарубежных специалистов Cisco».

Сергей Васюк полагает, что одно из главных преимуществ, которые получает вендор, — выход на новые рынки, где требуется сертифицированная продукция, усиление сервисной и технической поддержки в регионе и возможность быстрой адаптации продуктов под потребности и специфику конкретного клиента.

«Если в 2012 г. в линейке клиентских устройств доступа в Интернет было всего 40% продукции с ПО российской разработки, то сегодня это уже 90%. Причем пользователь такого оборудования получает уникальную функциональность, разработанную с учетом особенностей российского рынка и в тесном сотрудничестве с ведущими российскими операторами связи. Кроме того, наличие собственного производства в России позволяет организовать выпуск продукции, требующей сертификации ФСТЭК и т. п.», — подчеркивает Васюк.

«Контрактная сборка в России — очень трудный бизнес. Если производители автомобилей, получившие от российского правительства специальный режим промышленной сборки с весьма значительными льготами, чувствовали себя более или менее уверенно, то компаниям в других сегментах приходилось бороться за выживание, — размышляет Блажей Бернард Райсс. — Пришедшие в благополучные двухтысячные годы мировые корпорации — Foxconn, Elcoteq, Flextronics — не выдержали кризиса 2008 г.: стали закрывать заводы и уходить из России. На мой взгляд, их основная ошибка — ставка на получение государственных преференций, много энергии и времени они тратили на то, чтобы получить от федерального правительства, местных администраций особые экономические условия и гарантированные госзаказы. Повышению эффективности своих производств и работе с клиентами они уделяли гораздо меньше внимания. Они не диверсифицировали бизнес. Когда экономика „схлопнулась“, они не только не получили никаких преференций, но и остались без клиентов. Бизнес рухнул. Если нет объемов, а предприятие завязано только на одного клиента, на которого также воздействуют те же рыночные условия, то бизнес становится неустойчивым. Это мое мнение, подкрепленное примерно 10-летней практикой работы в России. Мы же концентрировались на повышении внутренней эффективности предприятия и работе с клиентами. Средняя маржа в контрактном бизнесе — 3–5%. Ее надо беречь всеми силами. Для этого необходимо заниматься снижением издержек везде, где возможно. Также — работать с персоналом».

Решение о локализации производства зарубежных поставщиков в России, как правило, базируется на многих факторах. Этот шаг связан с большим риском для западных компаний: отсутствие подходящей инфраструктуры, сложности с привлечением производственного персонала, необходимость поиска качественного сырья, решение административных вопросов и бюрократические барьеры.

«Необходимо помнить и об особенностях российского производства. Они общеизвестны и неоднократно озвучивались: это стоимость трудовых ресурсов, энергоресурсов и транспорта, кредитов, особенности ведения бухгалтерского и налогового учета и многое другое», — напоминает Сергей Васюк.

«Недостаточно средств на модернизацию рынка телекоммуникационных и информационных технологий, несбалансированная система нормативной базы, нехватка высококвалифицированных кадров, наличие экономических рисков — всё это особенности российского производства», — добавляет Марина Плишон.

Впрочем, по словам Блажей Бернард Райсса, в мире сейчас нет стран с «простыми условиями». «Если вы поедете в Польшу или в Германию открывать завод и не будете оптимизировать издержки, то вы тоже не выживете. Россия в этом плане не уникальна, — подчеркивает он. — Для меня вообще странно слышать, когда русские говорят, что в России сложно. А вы думаете, в другом месте легко? Наоборот, сложнее, потому что во многих странах рынок сложившийся, очень плотный, и там очень трудно закрепиться. И уровень сервиса высокий. Поэтому, чтобы добиться успеха, надо либо заходить с огромными долгосрочными инвестициями и теснить конкурентов демпингом, либо производить что-то совсем инновационное, чего еще нет, и тогда у тебя просто не будет конкурентов.

Говорить, что в России всё очень сложно, неправильно. Я бы даже сказал — наоборот. Особенно в нынешнее кризисное время. Кризис на самом деле нам помогает, потому что он нормализует экономические условия. При докризисном курсе рубля цены на услуги, сервис и все прочее были завышенными в долларовом выражении по сравнению с остальным миром.

Более того, государственный контроль в России даже слабее, чем в некоторых западных странах. Здесь вы пишете письма в госорганы, даете какие-то объяснения. Даже если госорган начинает с вами судиться, ваш бизнес продолжает работать, пусть потом вам и насчитывают за это какие-то штрафы. А, например, в Польше, не говоря уже о Западной Европе, у вас просто бизнес останавливают. И все. Вы, конечно, можете подать в суд и даже выиграть — лет через пять, суд признает вашу правоту, но бизнеса уже не будет. Таких примеров я знаю множество.

В России привыкли работать в свободных условиях, по серым схемам. И когда государство сужает этот коридор, ставит предпринимателей в какие-то рамки, все начинают возмущаться. Потому что это непривычно. Люди говорят — раньше я мог свободно вести бизнес, а сейчас от меня стали чего-то требовать...»

И о прогнозах

Что же будет дальше? Стоит ли ожидать прихода «новой волны» российских заводов иностранных производителей или, напротив, все начинания постепенно сойдут на нет? Аналитики не спешат с выводами. А представители иностранных ИТ-предприятий в России уверяют, что продолжат развивать это направление.

В Samsung подчеркивают, что Россия — один из приоритетных рынков компании в том, что касается развития логистических и производственных процессов. Кроме того, Калужская область, на территории которой расположен завод Samsung, обладает большим транзитным потенциалом для компании. Прежде всего речь идет об уже упоминаемом проекте «Новый Шелковый путь». За время реализации проекта — с ноября 2015 г. — завод Samsung принял восемь поездов, которые доставили в общей сложности 425 контейнеров.

«Учитывая успешную реализацию в России крупных проектов Samsung, предпосылок к тому, что страна потеряет свою привлекательность для компании, на данный момент нет», — резюмирует руководство компании.

По словам Сергея Васюка, в ближайших и среднесрочных планах вендора — дальнейшее развитие как собственной производственной базы, так и кооперации с другими участниками рынка.

«За последнее время по инициативе компании Россию посетили несколько делегаций ведущих зарубежных вендоров, заинтересованных в выходе на российский рынок, в том числе в организации производства современного телекоммуникационного и сетевого оборудования и продукции микроэлектроники», — подчеркивает Сергей Васюк.

Марина Плишон полагает, что нестабильность экономической ситуации, безусловно, снижает инвестиционную привлекательность. «Однако ряд государственных нормативных актов, направленных на создание локального производства, в том числе через заключение специальных инвестиционных контрактов с производителями, государственное стимулирование посредством налоговых преференций, льгот и гарантий, могут стабилизировать условия ведения бизнеса в России», — считает Плишон.

Автор: Наталья Басина

Ссылка на материал

И к другим новостям

Резюме