РуEn

+7 (812) 600-50-91

Генеральный директор TPV CIS дал интервью деловому изданию «Управление бизнесом»

16 июня 2015

Самурайский подход к ведению бизнеса

Журнал «Управление Бизнесом» №21

Блажей Бернард Райсс: «Не нужно ни на кого надеяться – ты либо делаешь бизнес в существующих условиях, либо его не делаешь… иных вариантов нет».

В кабинете генерального директора компании TPV CIS Блажея Райсса можно увидеть тромбон и пюпитр с нотами. Это не декорации – Блажей играет на тромбоне, любит джаз, дружит с руководителем Ленинградского диксиленда Олегом Кувайцевым. Свою бизнес-карьеру он тоже расписывает как по нотам.

Инженер-электронщик по образованию, Райсс в 2005 году приехал из Польши в Калининград, чтобы запустить завод по производству телевизионной аппаратуры. А через пять лет начал строить аналогичное по профилю предприятие уже под Петербургом, в поселке Шушары. И если в музыке Блажей приветствует киксы, считая, что это придает живое звучание известным мелодиям, то в бизнесе фальшивых нот не признает.

– Вы ведете бизнес в России более 10 лет, прекрасно говорите по-русски. Что больше всего запомнилось из уже приобретенного опыта?

– Что Россия – страна, в которой ведение бизнеса зачастую основывается не на классических стандартах, а также то, что постоянно приходится бороться с недоверием со стороны западных инвесторов: «Это же Россия, хотите попробовать, пробуйте, но вряд ли у вас получится». Понимаете, для многих иностранных бизнесменов Россия остается до сих пор своеобразной «черной дырой».

Классический менеджмент подразумевает четкое достижение установленных финансовых показателей и не более. Сказали тебе – достичь KPI (Key Performance Indicators, ключевые показатели эффективности. – Прим. ред.) на определенном уровне – ты эту задачу исполняешь. Но это простой путь.

В России, и это я считаю преимуществом, больше возможностей для превышения поставленных
финансовых показателей и качественного развития бизнеса через мотивацию персонала. А если работники имеют правильную мотивацию, они добиваются неординарных результатов. Поэтому я твердо уверен: в России можно вести эффективный и успешный бизнес.

– Завод TPV CIS открыт в апреле 2011 года. За четыре года работы в Петербурге добились неординарных результатов?

– В структуре группы TPV более 10 заводов в разных странах, и в последнее время петербургский завод стабильно входит в тройку лидеров по показателям эффективности бизнеса, контроля над затратами, складскими остатками, управления логистическими процессами. Так что это один из очевидных показателей нашей эффективности, которой мы добились благодаря формированию адекватной молодой команды профессионалов, чей проактивный подход к работе хорошо отразился на итоговом результате.

– Как принималось решение о строительстве завода в Санкт-Петербурге?

– До Петербурга я несколько лет работал на заводе дочерней компании Группы «Эльдорадо» в Калининграде. Сотрудничали с такими известными брендами, как Sony, Panasonic, Philips, активно развивали бизнес в рамках Особой экономической зоны. Но помимо того что сама по себе такая зона будет существовать только до 2017 года, в схеме ее функционирования были определенные моменты, которые создавали для зарубежных игроков существенные финансовые риски. В итоге Philips, который уже активно работал на тот момент с группой TPV, начал искать новые производственные решения, которые бы сделали бизнес более устойчивым и прозрачным.

Мы провели всесторонний анализ российского рынка, изучили инвестиционную привлекательность регионов. Добавленная стоимость при отверточной сборке в электронной промышленности составляет 3–5%. Все остальное – затраты на материалы и логистику.

Поэтому изначально понимали, что строительство завода где-нибудь в российской глубинке, может, и сэкономит нам 50 процентов от стоимости, например, рабочей силы, но при этом добавит стоимости затрат логистике и привлечению профессиональной команды.

По итогам анализа поняли, что наиболее интересная, сбалансированная во всех отношениях ситуация в Санкт-Петербурге. Китайские инвесторы оценили готовность городских властей к открытому разговору с крупными международными игроками. Эта готовность нам очень важна, потому что мы не имеем возможности и желания играть в непонятный и непрозрачный бизнес. Мы до сих пор постоянно мониторим ситуацию в других регионах России в плане более низких затрат на производство, но пока лучшей истории, чем в Петербурге, так и не нашли.

– Какие решения необходимо предпринять на федеральном и региональном уровнях для поддержки электронной промышленности?

– Скажу непопулярную вещь: в России производство электронной продукции «запрещено». Мы находимся в неконкурентных условиях в сравнении с другими странами Европы. Таможенные пошлины на готовые электронные изделия в большинстве случаев ниже, чем на компоненты. Это сразу ставит крест на производстве. До момента вступления России во Всемирную торговую организацию (ВТО) многие ритейлеры лоббировали снижение пошлин на ввоз готовой электронной продукции, чтобы уменьшить как стоимость изделий, так и размер выплат по налогу на добавленную стоимость.

Когда Россия вступала в ВТО, пошлины фактически составляли 10% от стоимости готового изделия, хотя по нормам ВТО должны были находиться на уровне 15%. Мы обратились за разъяснениями в правительство страны, и надо отдать должное федеральным чиновникам, пошлины были повышены до 15%. В данный момент они снова снижаются, но зато мы имели возможность несколько лет работать с высокой эффективностью, инвестировать средства в модернизацию и автоматизацию производства.

Сейчас живем достаточно уверенно за счет дополнительной оптимизации логистических схем, за счет того, что даем продавцам возможность быстрого и гибкого реагирования на изменения рынка. Да, есть небольшой выигрыш в деньгах с точки зрения экономики, но он не настолько очевиден, чтобы в Россию пришли новые крупные игроки. Поэтому в местной электронной промышленности большая доля присутствия за небольшими компаниями, которые выпускают либо опытные партии продукции, либо под специальные заказы. Но глобальных масштабных игроков нет.

Пока государство не поймет, что нужно вводить заградительные пошлины на готовые изделия, как, например, в Бразилии и Китае, снижать тарифы на ввоз компонентов, в Россию сложно будет привлечь больших игроков: объемы при неоднозначной экономике недостаточны для того, чтобы оправдать инвестиции и локализацию. Это, к слову, касается не только электронной промышленности, но и других отраслей. Требуется правильное таможенное регулирование, борьба с серыми схемами импорта, занижением стоимости ввозимого товара.

– Правительство России инициировало программу по поддержке импортозамещающих производств. Готов ли завод TPV к участию в этой программе?

– Локализация у нас присутствует в производстве пластика, пеновкладышей, коробок для продукции. Вообще, произнести слово «импортозамещение» легко, вот только это очень длинный и трудоемкий путь. Но хорошо, что мышление начало меняться, это добавляет оптимизма. Я не ожидаю, что результаты программы мы увидим сегодня-завтра, но если на уровне правительства и топ-менеджеров крупных компаний эта мысль появилась – уже хорошо. Главное, не забывать, что все крупные производственные истории начинались со сборочных конвейеров. Нельзя одеть ребенка в костюм взрослого человека. К примеру, часто вспоминают, что раньше в Зеленограде делали микросхемы. Да, делали. Но это уже в прошлом. Теперь нужно все эти цепочки восстанавливать заново.

– Все останется на уровне слов или все же будут предприняты практические шаги?

– В России сложно делать прогнозы, но я по жизни оптимист, уверен, что мы будем делать все возможное, чтобы качественные положительные изменения произошли. Болезнь надо лечить, пока она не стала смертельной. Если ее запустить, те игроки, которые еще остались на рынке, уйдут и не вернутся. Тем более что ситуация на рынке далека от идеальной. Объемы продаж упали, себестоимость продукции растет. Надо формировать дискуссию между бизнесом и властью, встречаться с представителями Министерства промышленности и торговли, Министерства экономического развития, вырабатывать совместные планы. Мы участвовали во многих мероприятиях, но, честно говоря, я ожидал более активного продвижения вперед, как-то все медленно идет. Однако мы не перестаем верить в Россию, готовы терпеть и работать.

Кстати, некоторые компании, приходя в Россию, изначально рассчитывали на большие льготы. Ходили и выпрашивали их. Наша компания никуда не обращалась. Исповедуем подход – сначала постарайся вырастить что-то на своем огороде собственными силами. Понимаешь, что достиг предела своих возможностей, – вот тогда иди и проси. Мой опыт работы в России подсказывал, что подобные просьбы принесут нам больше проблем, нежели выгоды. И уж точно не добавят нам клиентов. А в отсутствие клиентов никакие льготы и не нужны. Не нужно ни на кого надеяться.
Ты либо делаешь бизнес в существующих условиях, либо его не делаешь. Иных вариантов нет.

Этот подход позволил нам пережить сложные моменты. Меня часто спрашивают: какова ваша кризисная стратегия? А я не знаю, как работать в кризисе. Знаю одно – с кризисом надо бороться до кризиса. Прочитайте книгу «Семь навыков высокоэффективных людей» Стивена Кови. Если ты 10 лет подряд ел шоколад и чипсы и вдруг захочешь пробежать марафон – у тебя ничего не получится. Я сам, уже в Петербурге, пробежал марафон «Белые ночи» и могу подтвердить: к длинным дистанциям – а бизнес ведь тоже длинная дистанция – нужно готовиться заблаговременно, чтобы не сойти в середине пути. Себя надо ограничивать каждый день. Это постоянно борьба с самим собой. Мы получили большие инвестиции, создали хорошие условия для бизнеса, установили прекрасные производственные линии, обеспечили эффективность бизнес-процессов и сформировали профессиональную и активную команду. И когда приходит кризис, нам легче дышать.

– Повлияли ли на работу завода введенные рядом западных стран санкции против России?

– Большинство наших комплектующих и материалов из Китая, поэтому компоненты продолжаем получать. Но падение национальной валюты привело к снижению потребительского спроса. В конце прошлого года, как вы помните, случился ажиотаж, вся продукция была выкуплена за считаные дни. Не помню иного примера за 10 лет, когда бы мы реализовали объем высокого сезона, а это несколько недель, за пару дней. Но потом рынок фактически остановился, эта история как минимум продлится еще несколько месяцев. Пересматриваем производственные планы, ищем новые ниши в продуктовой линейке. В низком и среднем ценовом сегменте произошло падение, в верхнем –
вроде все хорошо. Поэтому мы сейчас переносим вектор усилий на высокий сегмент, что сокращает объемы, но с точки зрения оборота не так сильно влияет на экономическую историю.

Вы знаете, у меня много родственников, бизнес-партнеров не только в Польше, но и в Германии, в других европейских странах. Постоянно обсуждаем с ними сложившуюся ситуацию, и по-человечески все очень сожалеют, что мы наблюдаем сейчас геополитическое противостояние. Европейцы изначально серьезно «повелись» на рассказы про «Россию-монстра», но теперь начинают понимать, что не все так однозначно, как кому-то хотелось бы. И вот эта переориентация уже начала играть свою роль, что видно, к примеру, на выборах президента Польши, которые выиграл представитель оппозиционной партии Анджей Дуда.

Многие завидуют тому, что у России хороший президент. И это я говорю не потому, что мое интервью напечатают в российском издании. Демократия в чистом виде себя не оправдала как в Польше, так и в других европейских странах. В России же, на мой взгляд и на взгляд многих моих собеседников, разумное соотношение демократии и авторитаризма. Запад движется в неверном направлении, и многие завидуют России, которая сохранила традиционные ценности. В том числе – Польша, католическая страна, в которой много верующих людей. И то, что Западу в России официально не нравится, многим полякам по душе. Мы очень близки с россиянами по жизненным принципам, несмотря на политическую конъюнктуру.

– В связи с последними геополитическими событиями руководство России провозгласило своеобразный «путь на Восток», направленный на укрепление экономических связей с компаниями Азиатско-Тихоокеанского региона. Повлияет ли это на ваши планы по развитию бизнеса?

– Группа TPV верит в Россию, здесь один из основных рынков сбыта, и «поворот на Восток» лишь улучшил наши бизнес-ожидания. Есть долгосрочные планы по производству телевизоров, мониторов, тачскринов, интерактивных досок для учебных заведений.

По расчетам аналитиков, уровень продаж, который в нашем сегменте фиксировался в 2013 году, восстановится к 2017-му. Далее мы прогнозируем рост бизнеса на 5% ежегодно, до 2021 года. Дальше пока не заглядываем. Китайский менеджмент, как известно, славится «управлением изменениями», смотрим, что происходит в квартальном диапазоне, и гибко принимаем решения. Долгосрочные прогнозы – малоценная информация, надо постоянно держать руку на пульсе.

Недавно запустили новый проект под названием «Ваши ворота в Россию». Завод TPV CIS уже имеет наработанный опыт в России и как производитель, и как крупный логистический оператор. Теперь мы готовы предлагать услуги контрактного производителя и контрактного оператора, в том числе для небольших компаний. Например, для многих производителей из Китая вход в Россию достаточно сложен, связан с большими инвестициями. А мы можем предоставить хорошие базовые условия. Компания доросла до уровня, который позволяет нам свой опыт продавать дальше и, конечно, диверсифицировать собственный бизнес. Заинтересованность большая, потому что Россия для многих производителей, повторюсь, «черная дыра». А мы, получается, открываем им глаза.

Георгий Дмитриев

И к другим новостям

Резюме